Интервью Михаила Гоголина журналу "Вологодская афиша"

(декабрь 2010)

(Полный текст)

- Михаил Рудольфович, у Вологодского отделения «Союза композиторов» история краткая,    но уже довольно яркая. Какой из проектов «Союза» вы считаете наиболее значимым?

- История нашей Вологодской организации СК на самом деле не велика. В октябре 2009 года мы были зарегистрированы как юридическое лицо и, практически, весь этот год ушел на организационные вопросы, которых оказалось не так уж и мало. Хотя организация наша небольшая – всего 6 человек, но, тем не менее, вся отчетность, требуемая с юридических лиц, на нас лежит в полном объеме. К сожалению - до сих пор нет определенности с финансированием и помещением.

Тем не менее, за прошедший год был реализован проект концерта-презентации, в котором приняли участие известные Вологодские коллективы и музыканты: камерный оркестр филармонии, хор Вологодского музыкального колледжа, фортепианный дуэт Ирина Кокина - Людмила Андреева, саксофонист Сергей Кузнецов, пианист Роберт Оганян, певцы Виктор Кузнецов, Наталья Похачевская, заслуженные артисты России Татьяна Плисс и Елена Распутько.

- Михаил Рудольфович, Вам, наверное, известно как никому другому, что это за «фигура» такая — современный  композитор?

- Современный композитор, на мой взгляд - это человек, свободно ориентирующийся в многообразии современной культуры, знающий историю, литературу, владеющий всеми средствами композиторской техники существующими на сегодняшний день. Естественно, что из этого многообразия он выбирает только те средства музыкальной выразительности, которые соответствуют его творческим намерениям и его складу творческой личности в целом.   

- Как вы относитесь к попыткам современных композиторов дописывать классические произведения?

- Если эти попытки имеют в своей основе желание поднять свое реноме за счет «раскрученных» имен классиков, коих (попыток) в настоящее время, к сожалению, хватает, то мое отношение к ним отрицательное. Так, недавно появился «новый фортепианный концерт Сергея Рахманинова», а, по сути – переделка его же, Рахманинова, уже устоявшегося в концертной практике симфонического сочинения. Вопрос – для чего это было сделано, по моему – очевиден. Другое дело –  когда современный композитор использует музыку предшественников для создания нового оригинального сочинения. Тут можно вспомнить и «Поцелуй феи» на темы из Чайковского Игоря Стравинского, «Пульчинеллу» на темы Перголези того же автора, «Кармен-сюиту» на темы Бизе Родиона Щедрина и многие другие замечательные произведения, к которым можно отнести и жанр вариаций на темы из сочинений классиков.

- Как Вы относитесь к такому понятию, как «творческий кризис»? Где Вы черпаете вдохновение? Как Вы можете охарактеризовать Ваш музыкальный стиль?

- Творческий кризис – понятие не надуманное. Каждый творческий человек рано или поздно испытывает исчерпанность арсенала своих тем и своих выразительных средств. На мой взгляд, умение достойно выйти из этого кризиса, с новыми замыслами, новым подходом к технической стороне  своих сочинений и характеризует глубину творческих способностей, таланта. В ином случае – это самотиражирование, мелкотемье и, как следствие, творческая смерть. Очень интересен в этом отношении пример таких гениев как Россини или Сибелиус, композиторов рано достигших творческих вершин и так же рано отказавшихся от продолжения творческой деятельности. В чем тут дело – до сих пор строятся гипотезы…

Мое вдохновение – это объект неопознанный. Мне близко выражение Чайковского о том, что вдохновение – дама капризная и она не любит ленивых. Я, на самом деле, трудно погружаюсь в материал и всегда надеюсь и жду прихода того момента, когда этот материал начнет «вариться» в моем   сознании и предлагать множество вариантов, из которых мне (вот здесь и вступают в силу профессиональные умения и знания) и предстоит сделать правильный выбор. Впрочем, не буду скрывать, бывают и приятные исключения, когда музыка пишется можно сказать «с листа».

Мой стиль, как мне кажется, в данный момент можно охарактеризовать как неоклассический. Что это значит? В первую очередь использование классических музыкальных форм и жанров, но преломленных сквозь призму всех тех музыкальных «измов», которые мне пришлось пройти на своем творческом пути. А это и серийная техника, и алеаторика, и сонористика, и стилизация древнерусских песнопений, и много другое. Впрочем, я бы не хотел подводить итоги и сам себя классифицировать.

Среди сочинений, созданных мною в последнее время, я хотел бы выделить «Литургию в полях» на стихи Н.Клюева, прекрасно исполненную хором «Юнона» под управлением Ирины Ерахнович, цикл «Вознесение» на тексты из духовных стихов в исполнении мужского хора Вологодской филармонии и «Musica Nostalgie» в исполнении пианистки Людмилы Андреевой и камерного оркестра филармонии. Последнее сочинение, кстати, это рефлексия на музыкальные стили и жанры ушедших эпох.

- С точки зрения творческой реализации – возможности композиторов, живущих в регионах России, отличны от возможностей коллег из больших городов?

-  Это, наверное, не секрет, что творческие люди стремятся жить в больших городах не потому, что там автомобильные пробки, а потому, что в столицах есть та художественная аура и тот общественный интерес к  высокому искусству, который позволяет художнику реализовываться, а особо удачливым и неплохо материально существовать за счет своей профессии. С другой стороны: 6 человек нашей Вологодской организации и 400 Московской – это цифры несопоставимые, даже учитывая 10 миллионов населения столицы и 300 тысяч населения Вологды. Но, в Вологде нет Большого театра и больших симфонических оркестров, а значит – мы, создавая свои сочинения, должны учитывать это и рассчитывать на те исполнительские силы, которые есть в нашем регионе. С другой стороны: и московских композиторов не особо балуют своим вниманием столичные коллективы. А ещё с третьей стороны: есть композитор Владимир Кобекин из Екатеринбурга, который востребован многими оперными театрами нашей страны, в том числе и столичными. Следовательно, вопрос нельзя ставить так: или – или…  Наверно, в первую очередь качество музыки важно, её коммуникативные свойства, умение попасть в нужный формат.

-  Что сейчас вынуждает композиторов объединяться,                      держаться за Союз?

- Я думаю, что в настоящее время членство в Союзе – это в первую очередь вопрос профессионального престижа, признании коллегами твоих творческих достоинств, что немаловажно для людей творческих. Во времена Советского Союза членство в организации приносило и материальные блага. Члены творческих Союзов могли рассчитывать на получение выгодных заказов, исполнение, закупку и издание сочинений, отдых в Домах творчества расположенных в самых живописных уголках страны, получение квартир и т.д.  Естественно всё это было не в массовом порядке и имело много отрицательных сторон, но, тем не менее, статус художника позволял человеку чувствовать свою общественную востребованность. Отмечу, что я, в силу своего юного тогда возраста, не застал все эти «райские кущи» и поэтому не сильно и сожалею об их исчезновении. Другое дело – люди, сформировавшиеся в тех условиях и поэтому очень болезненно переживающие понижение своего общественного статуса.

- Что необходимо музыканту, чтобы вступить в «Союз композиторов»? Какие это дает преимущества?

- Должен сказать, что процедура приема в Союз многоступенчатая и региональная организация только рекомендует к приему. Затем приемная комиссия Союза композиторов России рассматривает кандидатуру и выносит на секретариат Союза свое решение, которое затем и утверждается. Так как, в основном, согласно уставу, в Союз композиторов могут быть приняты только лица, имеющие соответствующее композиторское или музыковедческое высшее музыкальное образование, то и расширение наших рядов будет, судя по всему, не слишком активным. Тем не менее, мы рекомендовали нескольких человек и ждем положительного решения вопроса. Естественно, что лица, претендующие на вступление в Союз помимо образования должны доказать и свою творческую состоятельность.

- Как вы, творческий человек, возглавляя «Союз», справляетесь с большим объемом организационной работы?

-  Определенно, если бы у меня не было общественной жилки,  я бы и думать не стал о председательском месте. Объем работы на самом деле не маленький, особенно учитывая, что работа эта на общественных началах. Больше всего меня не радует тот момент, который связан с различными отчетностями в налоговую службу, пенсионный фонд, управление юстиции. По сути дела при столь малой численности организации, которая занимается только творческой деятельностью и имеет практически нулевые активы и, следовательно, нулевые налоговые отчеты, делать эти отчеты всё же необходимо. А для этого уже приходится привлекать профессионалов и искать способы оплатить их услуги. В общем – Кафка…

- Вы занимаетесь и преподавательской деятельностью. В молодом поколении Вы видите музыкальную надежду Вологодчины?  

- К моему сожалению, сегодняшнюю ситуацию с профессиональным музыкальным образованием нельзя назвать удовлетворительной. На музыкально-педагогическом факультете Вологодского пед. университета, где я работаю доцентом, уже несколько лет нет конкурса на вступительных экзаменах. И это несмотря на то, что план набора студентов также сокращается и очень ощутимо. Дошло до того, что мы берем студентов прямо с улицы, то есть не имеющих никакого музыкального образования, не знающих нот, не владеющих никаким инструментом.     

Несмотря на то, что в музыкальные школы поступает достаточное количество детей, связывать свою судьбу с профессией музыканта они в большинстве своем не планируют. И это уже ощутимо на вступительных экзаменах и в музыкальный колледж и, как следствие, на отсутствии конкурса в музыкальные Вузы. Сегодня даже самые известные музыкальные учебные заведения страны: Московская, С-Петербургская консерватории, Академия музыки имени Гнесиных испытывают недостаток в абитуриентах. Очень может быть, что через некоторое время у нас, как и во многих других странах Европы, Америки подавляющее число музыкантов будет китайского или корейского происхождения, стран находящихся сейчас на подъеме.

Нельзя сказать, что государство ничего не предпринимает для исправления этой ситуации. Многие выдающиеся музыкальные коллективы и учебные заведения, в основном столичные, получают правительственные и президентские гранты и неплохо на них живут. В то же время в провинции, которой большинство, профессия музыканта становится не привлекательной. Многие люди, отдавшие обучению профессии большую часть жизни, не находят  той общественной востребованности, которая была бы адекватна их профессиональному статусу.

- Планируете ли Вы реализацию проектов, направленных на поддержку молодых и  талантливых композиторов?

- Вологодское отделение СК согласно своему уставу и ещё больше согласно требованиям времени планирует много сил уделять различным культурно-просветительских проектов. Один из таких проектов – это организации Всероссийского хорового фестиваля «Молодая классика» соучредителем которого, вместе с Отделом культуры и исторического наследия Департамента гуманитарной политики Администрации города Вологды, является наше отделение. В рамках этого фестиваля в 2010 году прошёл конкурс на создание произведений для хора, в котором приняли участие около 60 композиторов из различных регионов России, Белоруссии, Украины и Литвы. Председателем жюри конкурса согласился стать известный московский композитор Валерий Калистратов.

- Что делать для того, чтобы приучить молодежь слушать классическую музыку?

- Не открою ничего нового и повторю банальные истины: приобщение детей и молодежи к серьезной, классической музыке начинается в семье и школе. К сожалению, сейчас проводится политика на исключение из списка обязательных для школы всех предметов художественного образования.

Что касается молодёжи, то могу с чувством гордости сказать о том, что в 2002 году я вместе с руководителем камерного оркестра филармонии Александром Лоскутовым явился инициатором проведения молодёжного музыкального фестиваля направленного именно на студенческую аудиторию. По нашему замыслу основными участниками фестиваля должны были стать студенты  музыкальных учебных заведений с одной стороны, а основными слушателями также студенты технических и иных специальностей. В течение двух недель было проведено около 30 концертов во всех без исключения Вузах Вологды. В дальнейшем эту нашу идею в несколько измененном виде подхватила филармония и в настоящий момент она проводит цикл филармонических собраний в Техническом университете.

- Ваши произведения звучали на разных площадках, как в России, так и за рубежом. Итальянский, болгарский слушатель отличается от русского?

- Мои сочинения звучали в различных странах мира. В основном их исполнителями является мужской хор Вологодской филармонии под управлением Альберта Мишина. Я рад тому, что этот интересный востребованный коллектив неоднократно обращался к моим сочинениям. Другой коллектив, с которым меня также связывает давняя творческая дружба Троицкий камерный хор под управлением доцента Академии музыки имени Гнесиных Алексея Малого. Именно этот хор в течение ряда лет регулярно исполняет мои сочинения на фестивале «Святая Богородице – Достойно есть» в Болгарии, в своих поездках в Италию, Германию.

Естественно – каждый народ чем-то отличается один от другого, но вместе с тем музыка – это язык интернациональный и в этом смысле общедоступный. Я рад тому, что моя музыка вызывает в слушателях всех названных стран положительные эмоции.

- В одном интервью вы отметили, что композитор – это судьба, от которой не уйдешь… В чем секрет перехода от просто сочинителя музыки к востребованному композитору?

- Я думаю, что секрет этот и прост и сложен одновременно. Прост он в той части, где надо учиться, учиться и учиться, трудится, стараться заинтересовать своими творениями исполнителей. Сложен же он в части, где мы говорим о таланте, везении, попадании во времени. Не думаю, что мне удалось раскрыть этот секрет полностью, хотя и жаловаться, наверное, грех.

- Ваши творческие планы?

- Планы естественным образом перетекают из одного года в другой. Это, прежде всего, создание новых сочинений, а также работа над оркестровкой, переработкой уже существующих. В наступившем сезоне у меня намечено несколько серьезных проектов: во первых – проведение авторского концерта в Вологодской филармонии, во вторых – художественное руководство фестивалем «Молодая классика», и в третьих – это участие в юбилейных мероприятиях Союза композиторов России, которому в 2010 году исполняется 50 лет. В рамках этих мероприятий намечены: пленум, концерты в Москве и других городах, конференции, нотные издания.

- Можно ли подвести какие-то итоги работы Союза композиторов за год и рассказать о планах?

- В течение года было проведено несколько собраний отделения, на которых решались, в том числе, и вопросы о приеме в СК новых членов. Я должен отметить, что в данный момент в России существует 50 отделений Союза композиторов, но в ряде регионов, например в Архангельске, нет местных отделений, поэтому у нас есть композиторы и кандидаты в члены Союза, проживающие за пределами Вологодской области, но относящиеся к нашей организации, как наиболее приближенной территориально.

Я надеюсь, что станет традиционным наш концерт «Музыкальное приношение», который прошел в этом году в рамках Дней славянской культуры и письменности. В программах этого концерта, помимо произведений зрелых авторов планируется и исполнение сочинений молодых композиторов, студентов музыкального колледжа.  Нами также подана заявка на участие в областном конкурсе проектов на грант в сфере искусства. Предполагается, что в случае выигрыша данного гранта будет осуществлено издание нотного сборника из произведений композиторов Вологды. Хочется надеяться на успех.


Беседу вела

Наталья Кожевникова